«Идиомы и примечания: Молитва сапожника»

…А причина была в том, что из-за своей работы он не успевал утром молиться и не мог соблюдать субботу.

Название седьмого дня недели на иврите «шабат» (от него возникло русское слово «суббота») происходит от корня слова «лишбот», значение которого – прекращать творческую деятельность или отдыхать после работы. Началом шабата считается вечер пятницы. В большинстве общин мира вне Израиля принято, что за восемнадцать минут до захода солнца в данной местности (шкия) женщины отмечают наступление шабата, зажигая дома субботние свечи. А для мужчин наступление субботы знаменуется чтением в синагоге девяносто второго псалма мизмор шир лейом шабат (песни в честь субботы) в ходе кабалат шабат (встречи субботы). Многие принимают на себя соблюдение заповедей этого святого дня раньше, а заканчивают позже времени, определяемого за- коном, выражая этим свою любовь к субботе. Согласно четвёртой из Десяти Заповедей (в обеих её формулировках: и в книге Шмот, и в книге Дварим) евреи должны «помнить» и «соблюдать» субботу, «чтобы хранить её святость»: захор/шамор эт ашабат лекадшо (Шмот 20:8–11; Дварим 5:12–15). Шабат много раз упоминается в Торе: в рассказе о Сотворении мира (Брейшит 2:1–3); о выпадении мана (манны небесной) – этого основного продукта питания евреев во время многолетних скитаний в пустыне: именно перед субботой каждой семье удавалось собрать в два раза больше мана, чем обычно (Шмот 14:29); в связи с выходом из Египта (Дварим 5:15); указанием не уходить дальше определённого расстояния от стана (Шмот 16:29); и, наконец, в связи со строительством Мишкана, переносного Храма в пустыне (Шмот 35:1–3). Этой заповеди посвящена об- ширная галахическая (законодательная) литература, использующая серьёзный технический анализ; поэтому «Шабат» – один из самых больших талмудических трактатов.

…В соседнем городе жил известный мудрец – раби Рахамим, и вот отправился бедный сапожник к нему за советом. ...Если бы я был Богом, – сказал раби, – то этот вздох, идущий от самого сердца, для меня был бы дороже самой молитвы.

Раби Рахамим – дословно с иврита «учитель милосердный», а сама притча напоминает о возрождении религиозной жизни нации после поражения в войне с римлянами и разрушения Второго Храма (69 год н.э.). Духовные лидеры этого поколения раби Йоханан бен Заккай, а вслед за ним раби Гамлиэль II направили свои усилия на вынесение новых таканот (предписаний) и галахот (законов), которые помогли бы евреям жить по законам Торы в новых условиях. Гибель многих мудрецов в годы Великого восстания убедила раби Йоханана бен Заккая в необходимости сохранения знаний, накопленных народом за всю его историю. Талмуд рассказывает, что когда вошли мудрецы в Явне, сказали они: «Близок день, когда захочет человек услышать слова Торы, но не найдёт их, захочет услышать слова мудрецов, но не обнаружит их… Начнём с Гилеля и Ша- мая». Именно Йоханан бен Заккай создал в Явне школу, которая могла решить главную задачу – сохранение иудаизма. Сюда он пригласил многих учителей и учеников. Как только они прибыли в Явне, он основал и суд – Бейт Дин. В Явне учёные продолжали свои прежние занятия, а также руководили службой в синагоге, где собиралась община городка. Позже Йоханан бен Заккай основал в Явне Сангедрин. В нём заседали семьдесят один учёный. Сангедрин решал все вопросы, касавшиеся Закона, изучения и верного толкования Торы. Новые судьи и учителя проходили особую подготовку и посвящение, как это было в дни Великого Сангедрина. Эти мудрецы назывались раби, т.е. «мой господин», «мой учитель». Йоханан бен Заккай (I век н.э.) прожил 120 лет, из которых сорок лет занимался торговлей, сорок лет учился и сорок лет учил других (согласно научным данным он умер около 80 года н.э.). Йоханан бен Заккай был учеником раби Гилеля, а в Иерусалиме занимался толкованием Торы, «сидя целыми дня- ми в тени Храма» (Песахим 26а). Он стал общепризнанным авторитетом, главой собственной школы, добился особого влияния в народной среде перушим (фарисеев) и увеличения числа служителей Храма в их среде, что помогло ограничить привилегии «сыновей первосвященников» (Ктуббот 13:1–2), т.е. родовитых жреческих семей, принадлежавших к движению цадоким – саддукеев. Йоханан бен Заккай не был сторонн ком зелотов, стремившихся к войне. Он надеялся на мирное разрешение конфликта с Римом, на спасение Иерусалима. Когда город был осаждён и уже была ясна его обречённость, Йоханан бен Заккай решил спасти главное, что обусловило духовную крепость народа и его сохранение в истории, – Тору. Для этого он выбрался из Иерусалима, контролировавшегося зелотами, утверждавшими, что всем нужно принять смерть в освящение Имени Божьего – Киддуш га-Шем, и вступил в переговоры с римлянами. Предание рассказывает, что верные ученики Йоханана бен Заккая распустили слухи о смерти учителя и решили «захоронить» его вне городских стен. Йоханан бен Заккай направился к Веспасиану и произнёс «пророчество» о скорой гибели Иерусалима и о том, что Веспасиан взойдёт на престол Рима. На вопрос потрясённого военачальника, чего же хочет он, если пророчество исполнится, Йоханан бен Заккай произнес фразу, которая стала крылатой в еврейской традиции: «Дай мне Явне с его мудрецами» (Гиттин 56б). Это означало просьбу о возможности открыть духовную академию – йешиву, где будут изучаться тексты Священного Писания. После провозглашения Веспасиана императором 1 июля 69 года н.э. Йоханан бен Заккай получил разрешение отправиться в Явне – небольшой городок на западном побережье Иудеи, который был превращён в новый духовный центр еврейского народа. Хотя Йоханан бен Заккай и предвидел гибель Иерусалима и Храма, он был не меньше других потрясён этим. Продолжая линию еврейских пророков, Йоханан бен Заккай видел в произошедшей трагедии кару за отступление от Десяти Заповедей Бога. Развивая учение пророков о примате этики над культом, Йоханан бен Заккай учил, что искупление можно обрести без жертвоприношений в Храме – милосердием и любовью к ближнему (Авот де раби Натан 4:5). Место храмовой службы, по его мнению, должно занять изучение Торы и распространение её мудрости, ради чего и создан еврейский народ и человек вообще: «Если ты много зани- мался Торой, не считай это своей заслугой, ибо для того ты создан» (Авот 2:8). В Аггаде Йоханан бен Заккай предстаёт неутомимым тружеником, постоянно расширявшим свои познания, изучившим «…Танах, Мишну, Гемару, Галаху, Аггаду, тончайшие детали Закона с его комментариями, методы логики и аналогии, космографию и астрономию, правила гематрии, ангелологию и демонологию, народные притчи и таинства небес... от великого до малого... Ни разу за всю жизнь он не вёл праздного разговора... никто не заставал его иначе, как за учением... он сам открывал дверь ученикам» (Суккот 28а). Подчёркивается особая вежливость и чрезвычайная скромность Йоханана бен Заккая: «При встрече он первым приветствовал каждого, в том числе нееврея» (Брахот 17а). О себе он говорил: «От мудрости моих учителей я усвоил не более той капли из океана, какую уносит муха, окунувшись в него» (Софрим 16:8). Согласно Тосефте Йоханан бен Заккай был одним из первых таннаев, занимавшихся мистикой, и, возможно, основ телем еврейской мистической традиции – Каббалы. Когда Йоханан бен Заккай оста- вил должность председателя Сангедрина, его место занял Гамлиэль II, потомок Гилеля. Он стал первым официально признанным наси – патриархом Израиля. При его участии окончательно сформировался ряд новых ритуалов и молитв, в том числе и молитва о восстановлении Храма. Было принято решение, согласно которому главы Торы и про- роческих книг Танаха должны читаться в синагогах каждую субботу и в праздничные дни. Небольшие отрывки Торы читались по вторым и пятым дням недели, когда земле- дельцы приходили на городские рынки. До наших дней евреи всего мира следуют этому обычаю. Были приняты окончательные решения по различным галахическим вопросам: о приоритете изучения Торы, о праве еврея нарушить все заповеди кроме трёх (за- прет идолопоклонства, кровопролития и кровосмешения) ради спасения жизни. При этом подчёркивалось, что в годы гонений на еврейскую религию каждый еврей должен быть готов умереть за соблюдение самого незначительного обряда, во имя «Кидуш га- Шем» – «Освящения Имени Всевышнего». В Явне были установлены новые формы соблюдения религиозных праздников, заменившие обязательное прежде паломничество в Иерусалим. По указанию Гамлиэля II был установлен новый порядок чтения молитвы «Шмоне Эсре» («Амида», или «Восемнадцать благословений»), в которой появилось и девятнадцатое благословение против клеветников и отступников. В Явне провозгла- шались новолуние и поправки календаря. В те времена центр выполнял большую часть функций Сангедрина времён Второго Храма и стал признанным авторитетом для евре- ев Эрец-Исраэль и диаспоры. Два талмудических текста (Сангедрин 17а и 366) пере- числяют качества, необходимые для назначения судьи в Сангедрин: он должен хорошо разбираться в Торе и общих науках, включая математику и медицину. Хотя еврейское право осуждает колдовство, судьи Сангедрина были знакомы с его практикой, чтобы быть в состоянии судить колдунов. Требовалось знание многих языков, чтобы не пола- гаться на переводчиков. Старики и скопцы не назначались в суд, потому что считалось, что им не будет хватать мягкости. То же касалось бездетных: мудрецы считали, что опыт отцовства делает человека более чувствительным и терпимым. Позже Рамбам так кодифицировал семь дополнительных требований к судьям Сангедрина: «Мудрость, смирение, богобоязненность, ненависть к неправедно полученной прибыли, любовь к правде, любовь к людям и добрая репутация». Сангедрин был распущен, видимо, по римскому указу около 425 года н.э.